Холдинг СФГ

СТОЛИЧНЫЙ РАЗМАХ

Откровенный разговор с Тимофеем Солоневичем

Тимофей Солоневич — новая фигура на строительном рынке Воронежа. Вокруг него постоянно ходят слухи: светится — значит, в политику собрался. Масло в огонь пересудов подливают весьма смелые планы директора "Строительно-Финансовой Группы" к концу следующего года заполучить 20% жилищного рынка города. Мы решили выяснить, чем обоснованы столь амбициозные заявления.

О прогрессивности компании СФГ и ее руководителя говорит даже расстановка мебели в кабинете ген.директора. И расположение рабочего места Тимофея Солоневича — не пафосно, в центре стола, как у большинства местных боссов, а — сбоку. Можно даже сказать — с краю. Фэншуй здесь ни при чем, по заверениям директора, просто — так демократичнее.

Почему Воронеж?

— Почему Воронеж? Не Краснодар, где теплее, не Красноярск, где денег больше, а именно Воронеж?
— В Красноярске пробовали строить. Очень уж далеко. Перелеты, разница во времени! Воронеж — ближе. А если серьезно, когда мы решили заняться жилищным строительством, сразу поставили себе цель — города миллионники центрального региона России. Это очень интересные рынки. С одной стороны — близко к Москве. С другой — спрос на жилье высокий. А Воронеж — вообще особый случай. Рынок явно был недооценен. Например, в прошлом году квадратный метр стоил здесь 15 тысяч рублей. В то же время где-нибудь в Екатеринбурге уже приближалось к 30 тысячам, в Новосибирске к 27 тысячам.

— Но в Сибири совсем другие финансовые потоки...
— Если смотреть глобально, города миллионники все похожи. Особенно по стоимости недвижимости. Но я говорю про недооценку — не только в финансовом отображении. В Воронеже, помимо этого, — хорошие власти...

— Самое неожиданное утверждение за последний месяц.
— Да да. В некоторых регионах — просто беспредел. Здесь такого нет. В целом здесь хорошая инвестиционная атмосфера. К тому же мы нашли отличных партнеров. Да и проект — застройка центра города — показался нам весьма интересным.

— Вы все время говорите "мы". Что за этим стоит?
— "Мы" — это я и мои партнеры — крупные структуры, ориентированные на промышленное строительство.

— Бюджетные потоки?
— К сожалению, а может и, к счастью, нет. Деньги все корпоративные и частные. Были бы бюджетные — мы бы, наверное, застроили весь Воронеж. Кроме того, нас поддерживает крупная питерская банковская группа — "Восточно Европейская Финансовая Корпорация». В Воронеже их представляет "Инкасбанк". Мы им очень благодарны за сотрудничество. Скажу честно — это самое качественное банковское обслуживание, которое я встречал за последние 10 лет.

— Насколько мы знаем, СФГ имеет свои интересы не только в Воронеже?
— Да, мы ведем строительство еще в некоторых городах: в Петербурге, Сочи, но Воронеж на сегодня — самая важная для нас территория. Мы специализируемся исключительно на жилье бизнес-класса и выше. Эконом класс — не наш бизнес.

— Почему?
— Мы считаем, что будущее — за полноценными жилыми комплексами, в которых, кроме квартир, есть вся необходимая инфраструктура: магазины, салоны, фитнес клубы, автомастерские... Это удобно. Я это точно знаю — я сам в таком живу в Москве.

ДОСЬЕ:

Солоневич Тимофей Олегович. Совладелец и Генеральный директор "Строительно Финансовой Группы" г. Воронежа. Родился во Владивостоке в семье инженеров строителей. Окончил Дальневосточный государ ственный технический университет. Учится в аспирантуре в Санкт-Петербургском университете. В строительной сфере с 22-х лет. Имеет значительный опыт работы в различных бизнес проектах. Трудился в группе РАО ЕЭС России. Участвовал в крупных энергетических проектах. В 2005 году группа московских инвесторов вошла в капитал воронежской компании "Строительно-Финансовая Группа". В воронежского девелопера были инвестированы серьезные средства, привлечены специалисты совершенно иного уровня. Тимофей Солоневич стал у руля обновленной структуры. Сейчас под его началом находятся три крупные строительные программы: в Воронеже, Петербурге и Сочи. Но основные силы вкладываются в развитие местной компании и застройку квартала "Три Богатыря".

Амбиции не утаишь

— Есть ли у СФГ конкретные планы на ближайшие год-два?
— Есть. Мы хотим занять около 25% строительного рынка в Воронеже.

— Ого!
— А что вы удивляетесь? Мы уже сейчас занимаем около 10%, если оценивать нашу текущую программу. За два-три года увеличим долю вводимого жилья до 20%. Ну а доля проданных квадратных метров в деньгах потянет на 25-30%.

— Этим объясняется неординарно-активная рекламная политика СФГ?
— Совершенно верно.

— А как же слухи по поводу начала политической карьеры?
— Абсолютно безосновательны. Мы строители, а не политики.

— Не боитесь конкуренции со стороны местных строителей, которые не гнушаются политики?
— На воронежском рынке жилищного строительства сегодня реальной конкуренции нет. Бесспорно, есть конкуренция за обладание земельными участками. Их не хватает. А вот в плане борьбы за покупателя, спрос превышает предложение. Не только в Воронеже, но и во всей России. Поэтому о конкуренции говорить не приходится. Да и у нас сложились прекрасные отношения с лидерами строительной отрасли Воронежа. Что касается земельных участков, думаю, частично проблему сможет решить перевод под застройку жильем бывших промышленных зон. Сегодня в Москве это происходит сплошь и рядом. В Воронеже к перспективным территориям относятся завод "Сельмаш", НПО "Энергия", Мясокомбинат, "Финист". Все это — большие площадки, обеспеченные коммуникациями. Их освоение обойдется гораздо дешевле, чем расселение людей. Если сейчас цены за расселение доходят до 10 миллионов долларов за гектар, то вывод промышленного предприятия обойдется в 2,5 - 3 миллиона.

— Мы знаем, что СФГ сейчас присматривает новые площадки в центре Воронежа. Они тоже находятся в промзонах?
— В том числе.

— А конкретнее?
— Расскажу о нашем новом объекте. Мы вошли в качестве ведущего партнера в проект бизнес-центра "Премьер". Это первый в Воронеже бизнес-центр класса "А". На мой взгляд, очень интересный и своевременный для города проект. Наша группа способна вывести его на совершенно иной уровень. Ведутся переговоры еще по нескольким площадкам. Но пока рано говорить — по каким конкретно.

— Боитесь, что конкуренты уведут?
— Я сомневаюсь, что многие способны за живые деньги купить земельные участки. Местные строители, пользуясь административным ресурсом, пытаются решать такие вопросы без денег. Тоже хороший путь, но не наш.

— А вы покупаете?
— Да, покупаем. По рыночной цене.

— Воронежские строители кичатся тем, что наш рынок закрыт от внешних экспансий...
— Это поверхностное суждение. Рынки Сочи, Краснодара, Казани, например, не говоря уж о московском и питерском, закрыты гораздо сильнее. По сравнению с ними, Воронеж открыт для всех желающих, кто хочет реально работать. Конечно, если не сравнивать с маленькими городами, куда с удовольствием пускают всех — это другое дело. А в миллионниках — конкуренция, прежде всего, за земельные участки. Она есть и будет усиливаться.

— А есть ли у строительного рынка Воронежа своя специфика?
— Есть, конечно. Первое — необычные стройматериалы. Например, тут используется силикатный кирпич, и практически отсутствует керамический кирпич. Поэтому Воронеж вполне можно назвать "белокаменным" городом.

— Ну, это просто объясняется. Один из основных поставщиков стройматериалов на наш рынок — местный силикатный завод...
— Вторая особенность — пока слабо развито современное монолитное домостроение. Третья — отсутствие больших жилых комплексов бизнес-класса. Мы — едва ли не первые строим в этом сегменте.

— Почему так получилось?
— Сложно сказать. Судя по всему, не было игроков, специализирующихся на бизнес-классе. Конечно, существует ДСК, который занимает 35-40% рынка. Но ДСК специализируется на жилье эконом-класса. Весь остальной рынок поделен между компаниями вроде СФГ образца двухлетней давности. Они контролируют по 3-5% рынка. В общем, комплексно в Воронеже пока строили только жилье эконом-класса, а элитное жилье и бизнес-класс — строили только "точечно". Возможно, одна из причин недоразвития бизнес-класса — отсутствие подходящих площадок. Получается, что мы осваиваем пустовавшую нишу. Так что о серьезной конкуренции пока речи быть не может. Хлеб мы ни у кого не отбираем.

— Значит, столичная экспансия на наш рынок неизбежна...— Да. Насколько я знаю, у ряда московских девелоперов есть планы относительно Воронежа.

— Когда это произойдет?
— Все будет зависеть от позиции региональных властей и общих тенденций российского рынка. В том числе, рынка Москвы. Если у компании есть возможность вложить в строительство в столице, она сделает это. Те же, кто исчерпал там свои ресурсы, будут двигаться в регионы. Это, действительно, неизбежно.

Потомственный строитель

— Если не ошибаемся, вам всего 33?
— Угадали.

— При этом у вас за плечами и работа в энергетике, и строительство торговых центров в столице, и возведение гостиниц в Сибири... Скажите честно, кто вас протекционировал?
— Честно? Никто. Мне просто всегда очень везло с людьми. Партнеры и наставники, с которыми сводила жизнь, поднимали меня на новый уровень. Моя заслуга, наверное, в том, что я умею учиться и хочу двигаться вперед.

— А в строительство попали случайно?
— Нет. Я — потомственный строитель. В свое время мои родители уехали на Дальний Восток, чтобы строить Владивосток. Там прошло детство. Я всегда знал, что пойду по их стопам. Извините за пафос. Наверное, строители — это люди особого склада. Люди, которым позарез нужно видеть то, во что они вкладывают силы. Я это хорошо знаю, потому что одно время пытался заниматься торговлей. Все здорово — денег много, а результата не видно. К результату такого бизнеса нельзя прикоснуться рукой, его нельзя показать своему ребенку, нельзя увидеть из окон своего офиса. Для меня это очень важно.

— Ну, как мы поняли, вам уже есть, что показать своему ребенку не только в Воронеже, но и в половине городов России...
— Да, сейчас приходится очень много ездить по стране. Два дня в Воронеже, день в Сочи, потом в Питер и в Москву.

— При такой занятости, чем объясняется ваша доступность как руководителя?
— Наверное, принципами компании. Мы вообще очень открытая структура. Ко мне напрямую может обратиться любой наш клиент, прораб, строитель. Это наш принцип. Это наш образ мышления.

— Образ мышления москвича?
— Да нет. Просто нормального человека, который понимает, что он делает и от кого зависит его успех.

P.S. В заключение хотел бы поздравить всех наших друзей, партнеров и жителей Воронежа с Новым годом — пожелать жить в таком доме, о котором они мечтают.