Холдинг СФГ

ТИМОФЕЙ СОЛОНЕВИЧ:

Мне гораздо ближе законы «старой» экономики

Взгляд, полный внимания и немного иронии.
Неторопливая речь. Легкая улыбка почти не покидает лица. В разговоре с этим человеком - о бизнесе и жизни вообще - даже самые неожиданные мысли воспринимаются как нечто само собой разумеющееся. Однако глубоко судить о менеджменте и культуре, совмещать высокий статус с открытостью в общении, быть естественным в своих суждениях и поступках - такие способности отличают не каждого. Деловой позитив - пожалуй, так можно назвать ореол, исходящий от генерального директора СФГ Тимофея Солоневича.

 

КРАТКО

Родился в 1973 году в г. Владивостоке.
В 1995 году закончил Дальневосточный Государственный технический университет.
В настоящее время обучается в аспирантуре, пишет кандидатскую диссертацию на тему инвестиций в коммерческий проект.
С 2005-го года является генеральным директором и совладельцем компании СФГ.
Женат, имеет дочь.
Проживает в Москве.



- Тимофей Олегович, расскажите о Вашей первой встрече с миром бизнеса.

- Это произошло достаточно давно, когда я еще учился в институте. Сыграли роль два аспекта: во-первых, мне хотелось заниматься еще чем-то параллельно с учебой, во-вторых, я закончил специализированную физико-математическую школу, и получилось так, что уже там я прошел львиную долю учебной программы первых курсов института. У меня появилось свободное время, и я устроился работать в одну компанию, занимающуюся фондовым рынком. Правда, там я пробыл недолго и довольно скоро перешел в сферу строительства. Можно сказать, что это было обусловлено воспитанием: мои родители потомственные строители, так что колорит и некоторые атрибуты этой профессии окружали меня с детства. Различие лишь в том, что родители имели отношение больше к технологиям, а у меня интерес вызвал девелопмент.

- То есть Ваш пример иллюстрирует династический подход к выбору профессии?

- Пожалуй, да.

- А насколько такой подход эффективен? Мы наблюдаем множество компаний мирового масштаба, которые выросли буквально «из семей». Получается, династия способствует наращиванию опыта от поколения к поколению, укреплению традиций и следовательно – стабильности?

- Вы знаете, если мы возьмем шире, то в мире сейчас существуют два подхода к ведению бизнеса. Один называется «старая» экономика, другой – «новая». «Старая» – это как раз те самые семьи, кланы, которые действуют на рынке по сложившимся за десятилетия и даже века принципам. «Новую» же экономику формируют современные корпорации, появившиеся в большинстве своем менее полувека назад, то есть после войны и позже. Эти компании совершенно иначе построены: по сути у них нет владельцев, они публичны, и порой трудно найти их акционера, пакет которого превышает 2%.

- Какой же подход ближе Вам?

- Мне гораздо ближе законы «старой» экономики.

- Почему?

- На мой взгляд, они значительно эффективней: они проверены временем, на их базе выросли действительно мощные компании, вошедшие в классику деловой литературы как примеры успеха. Кроме того, чем отличается «старый» подход от «нового» — это меньшим формализмом. И кстати, они сильно расходятся в плоскости бизнес-этики: «старый» бизнес основывается на договоренности, в нем больше ценится репутация, потому что хозяин компании отвечает за все собственным именем. Отсюда — больше личная ответственность, больше доверия между партнерами. Знаете выражение: честь семьи... И поэтому люди могли сотрудничать буквально на честном слове. Скреплением договора нередко было рукопожатие – но обе стороны точно знали, что все надежно, никто не подведет. В «новой» же экономике, где все акционеры владеют компанией поровну, все честные слова и рукопожатия заменяются формальностями, бумагой, документами, в которых компания может просто утопать. Мне ближе первый вариант, потому что этичность предполагает не только сиюминутную выгоду, но и долгосрочную. Тем более законодательство для строительной сферы сейчас не безупречно и постоянно дорабатывается. Игроки этого рынка по-прежнему больше опираются на данное слово, ценят его и подкрепляют делом.

«Старый» бизнес основывается на договоренности, в нем больше ценится репутация, потому что хозяин компании отвечает за все собственным именем.

- Вы совладелец компании, которой управляете?

- Да.

- Какой отпечаток на работу накладывает сочетание двух функций — акционера и топ-менеджера?

- Владение акциями накладывает на топ-менеджера гораздо большую ответственность и стимулирует качественную работу, потому что в случае неграмотного ведения дел потеряешь сразу в двух местах – и как менеджер, и как владелец. Я думаю, в девелопменте это вообще лучшее сочетание, и практика показывает, что оно имеет место практически во всех строительных компаниях. По крайней мере, я знаю лишь одну в Воронеже, в которой высшее руководство не владеет акциями. Лично я не веду ни одного проекта, где не являюсь совладельцем.

- Как вы оцениваете цивилизованность российского рынка вообще и строительного в частности?

- В целом за последние годы был сделан огромный рывок в уровне ведения бизнеса. Как это ни парадоксально, некоторые отрасли даже обогнали западные, например, банковская. В частности, что касается обслуживания физических лиц, то многие банки значительно превосходят западные по скорости и по тарифам. А вот строительная отрасль, конечно, пока отстает. Все дело опять же в законодательстве: на Западе гораздо более важную роль играют муниципалитеты, банки, транснациональные мощные строительные компании... У нас разве что в Москве городское правительство имеет должное влияние, а в регионах администрации недостаточно вмешиваются в строительство. С одной стороны, такая ментальность у властей. С другой, процесс объективен, потому что в наследство провинции достался именно такой жилищный комплекс, когда двадцать лет вообще ничего не строили. Но все равно строительство развивается очень быстрыми темпами и, по моим прогнозам, достигнет мирового уровня повсеместно уже лет через пять.

- Управленцев можно условно делить на антикризисных, старт-аперов и т. п. Вы причисляете себя к какому-то типу или считаете, что каждый в равной мере сочетает в себе перечисленное?

- Я допускаю, что кто-то может все совмещать, но все-таки мне ближе старт-ап. Мне нравятся новые проекты, идеи, заложенные в них — и в то же время я очень люблю наблюдать, как они реализуются. Ведь строительство — одна из немногих сфер, где результаты можно «пощупать», а не только увидеть на бумаге.

- В бизнесе есть теория, а есть практические наработки. Какие пропорции между тем и другим Вы выдерживаете?

- Пятьдесят на пятьдесят. В плане теории — я очень много читал и читаю деловой литературы. Мы регулярно устраиваем корпоративные семинары по личностному развитию для работников всех уровней, и это очень помогает затем в практике. Отдел продаж посещает тренинги регулярно, я и другие менеджеры тоже достаточно интенсивно. В основном привлекаются столичные тренеры, хотя и они не всегда способны повысить уровень до желаемого. Я считаю, что к выбору тренера следует подходить с чрезвычайной тщательностью.

- Где-то этим занимается топ-менеджер, где-то — специально нанятый тренинг-менеджер. Кто у вас?

- Тренинг-менеджеры, но это не штатные специалисты, а мы отдали функцию на аутсорсинг.

- А какие из прочитанных книг Вы бы отметили как особенно интересные для руководителя?

- Достаточно популярен сейчас Роберт Грин. Он ничего нового не открыл, но предлагает свежее прочтение уже известных принципов бизнеса. И конечно, великая книга, которая, на мой взгляд, лежит в основе политики и экономики — это «Государь» Макиавелли. Она была и будет актуальна и полезна любому руководителю, хотя и написана пять веков назад.

- У Вас были наставники в бизнесе?

- Конечно, очень много, да и сейчас есть. Я не буду называть имен, потому что они ничего не скажут воронежцам. Но эти люди в свое время привили мне более широкий взгляд на вещи, научили более системно вести бизнес, выделять главное в сумасшедшем потоке событий… Не зацикливаться на текучке, а смотреть вперед, стратегически мыслить. Наставниками были и руководство, и партнеры, и всем я очень благодарен.

- Мы затронули такие аспекты управления, как целеполагание, выделение главного. Это тесно связано с проблемой времени. Как вы учились управлять им?

- Я учился тайм-менеджменту на специальных курсах, посещал семинары. Есть такой очень изветный прибалтийский бизнес-тренер Арташес Газарян, в Клайпеде у них работает «Школа управления и демократии». Специалисты оттуда приезжали в Подмосковье, и я многое постиг в том числе благодаря им. Могу сказать, что полученные навыки позволили увеличить эффективность собственной работы в два раза точно, если не больше. Это притом, что я использовал не все методики и знания!

- Вы не коренной воронежец, живете в Москве, а к нам буквально приезжаете на работу. Предполагая, что поэтому у Вас свежий взгляд на Воронеж, спрошу: какие впечатления от столицы Черноземья?

- Если говорить с профессиональной точки зрения, то перед приездом я уже знал историю Воронежа, что он был полностью разрушен во время войны. Это наложило отпечаток на дальнешйую застройку, и были допущены две главные ошибки: во-первых, было запланировано недостаточно параллельных дорог,
во-вторых – принята застройка в 4–5 этажей. А в том же Волгограде, который аналогично был разрушен,
этажность — 7–9. Так что воронежский центр потерял в два раза больше площадей при застройке. А если говорить о личных впечатлениях, то приятный город, много зелени...

- У Вас были мысли попробовать себя в другом бизнесе?

- Пока нет. Мне очень нравится то, чем я занимаюсь. Я чувстую тенденции на рынке, представляю, чего людям хотелось бы, развиваю на основе этого проекты, а люди оценивают и, грубо говоря, «голосуют кошельком». Вообще я почерпнул на одном из тренингов вот что: деятельность должна оцениваться по трем критериям. Первое — материальная составляющая, то есть работа должна обеспечивать желаемый доход. Второе — у тебя должны быть объективные предпосылки стать лучше, развиваться: какие-то черты характера, предрасположенность, призвание. Третье — тебе должно это очень нравиться. Если все три условия соблюдены — можно и нужно работать именно в этой сфере. Для меня ею стал девелопмент.

«Вы не представляете, какое чудесное ощущение, когда ты проезжаешь мимо построенного тобой дома, который уже заселен, в нем горят окна, во дворе играют дети!»

- Вы сказали — «нравиться». Какие конкретно чувства рождает у Вас бизнес?

- Чувство удовлетворения. Я часто езжу в конце рабочего дня на стройплощадку, смотрю, что происходит, общаюсь с рабочими, и мне доставляет удовольствие видеть рост проекта. А Вы не представляете, какое чудесное ощущение, когда ты проезжаешь мимо построенного тобой дома, который уже заселен, в нем горят окна, во дворе играют дети!

- О чем Вы мечтаете?

- Построить шикарный жилой комплекс, который будет одним из лучших в стране.

- Как Вы проводите свободное время?

- Провожу с семьей, занимаюсь спортом: играю в гольф, теннис, горные лыжи очень люблю.

- Какой фильм смотрели последним?

- «12» Михалкова. Очень понравился, давно не было таких умных, интересных фильмов! Это, по большому счету, гимн гуманизму. Еще персонаж Гафта говорит там великолепные слова: «Все бывает в этом мире, все...»

- А на музыку хватает времени?

- Сейчас мне чрезвычайно интересно такое популярное направление в музыке — когда классику играют в современной аранжировке. К примеру, такая группа «Ildivo».

- У Вас есть девиз?

- Тут же пришло на ум: «Сегодня». Вот такой девиз в одно слово.

- По-моему, не менее глубоко, чем слова из «12». И последний традиционный вопрос: что бы Вы пожелали своим коллегам?

- Чтобы работа приносила радость и не была сизифовым трудом, ведь нет ничего хуже, чем потраченные время, силы, нервы без удовлетворения. Это человека сушит. А радость от результатов заряжает новой энергией, способствует росту человека. Плюс, конечно, чем больше этики будет в бизнесе, тем лучше будет для нас всех.


Беседовал Александр Кутищев